Эпохи

Реклама


 
Четверг, 12 Апрель 2012 18:28

"Любим - не любим..."

Оцените материал
(0 голосов)

(несколько заметок в защиту постмодернизма)

 
«И так за годом год… Конечно, не совсем
Разнообразно…, да зато спокойно,
Благонамеренно, благопристойно…
И благоприобретение меж тем
Расти всё будет… Счастье малюток
Упрочится… Да что ж? И, кроме шуток,
Чем худо?…»


(Н.А. Некрасов)

 


 Однажды, это было в конце прошлого века, по улице Пушкина навстречу мне шла радостно улыбающаяся незнакомка. Поравнявшись со мной, она сказала: «Как домик-то расписали - как пасхальное яичко ко Христову дню!» И была её радость, что светилась счастьем узнавания, радостью возвращения чего-то из детства, чего-то яркого, пёстрого, весёлого. Это была встреча с красотой в её самом широком, простом и прямом понимании - красотой орнамента. Ну и пусть негодует Адольф Лоос с его уравнением «орнамент = преступление». Да что ж?
 1. Деталь и фон.
Деталь и фон - главный конфликт постмодернизма и его проблема.
 Мы любим орнамент. Мы - это читатели «Салона» и Татьяна Толстой, зрители Марка Захарова и Романа Виктюка, поклонники Михаила Шемякина, все понемногу коллекционеры, крестьянки и домохозяйки, их дети, дети их детей…
 Мы - все те, кто хранят свою домашнюю, камерную биографию вещей, зачитываясь «Летом господним» И.С. Шмелёва.
Мы любим мелкие детали, как любим с детства книжки с картинками, рисованные мультфильмы, морозный узор на окнах, игрушки на ёлке. Мелкие детали делают нас, как в детстве, добрыми и великодушными великанами в кукольно-сказочном, волшебном мире Гофмана.
 Любовь к орнаменту и деталям - часть генетического кода нашей городской культуры, всё ещё полусельской, почти патриархальной. 
 Напротив, крупная, метаболическая деталь превращает нас в лилипутов, уменьшая, унижает и пугает нас. Мы беззащитны перед её агрессией, как мальчик-с-пальчик в замке людоеда, как обреченные странники в пещере Циклопа.
 Проблема многих неудачных неофитов постмодернизма (pomo) - это конструктивистская традиция крупных форм, автоматически перешедшая в рисунок псевдоисторических деталей, это нелепое сочетание бегемота и мотылька: «бегемотмотылёк». В результате появляются пугающие монстры Р. Боффилла, Дж. Стерлинга, Ф. Джонсона: детские игрушки размером с бульдозер.
 А ведь нашему герою, адресату постмодернистской архитектуры так хочется уюта: - вот лампадка зажглась на белёной стене, а бон - окошко в светелке, всё в занавесках кружевных, вышитых узорчатых наличников. Так не стесняйтесь же и герани в горшочке, лоскутного одеяла и тряпочных половиков. Рекламная «избушка как игрушка», случайная фраза о расписном домике - теремке, - это всё свидетельства народной любви к POMO.
 2. Улыбка.
Постмодернизм - это наш народный вкус. Вкус деревенских, в недавнем прошлом, жителей с их камерным и традиционалистки-консервативным, совсем не урбанизованным мировосприятием. Простые люди ждут от архитектуры «маленького чуда», и они должны его узнать, узнать себя и свой мир в явлении чуда: сказочного, волшебного, загадочного, чарующего.
 Уважаемые коллеги, умейте рисовать, любите рисовать детали и орнаменты, бывайте в музеях, галереях и читайте, читайте Н. Гоголя, И. Шмелева, Е. Шварца, Г. Горина… и у Вас будет шанс стать постмодернистом. Это непросто. pomo - это интеллигентная, «литературная» архитектура. В каждом настоящем произведении постмодернизма есть интрига, драматургия, сценарий. Нужно быть немного волшебником, добрым сказочником, «милым лжецом». Быть мастером pomo - это трудно - быть лёгким, казаться легкомысленным, это не так просто - вызывать в душах людей желание улыбаться, улыбаясь - умиляться. 
Улыбайтесь сами и заставляйте улыбаться других, не будьте напыщенными и важными, ведь «самые большие глупости делаются на Земле с серьёзным выражением лица». Монументальная пошлость Церетелли, явившего нам нео-русско-византийско-классицистическую помпезность эклектики последнего десятилетия также неуместна в наши дни, как триумфальная арка в цыганском таборе, как британский надменно-колониальный классицизм среди палаток бедуинов.
 3. Ирония - двойное кодирование.
Постмодернизм улыбается нам с умным выражением лица, лица всегда ироничного, с чеховской грустинкой.
 Ностальгическая грусть pomo - реминисценций, уходов в прошлое, путешествий во времени («…у нас уже было будущее…») сливается с народным скоморошеством, русской самоиронией, раздвоенностью нашей души - дуализмом и шизофренией в самой сути нашего национального характера («…и больно, и смешно…») - грусть с улыбкой, смеяться сквозь слёзы, плакать от радости, - и при этом не быть постмодернистами от природы? При том, что «живём прошлым, маемся настоящим и боимся будущего»? Плачь и страсти по минувшему, анахронизм как реальность бытия - это генетический код нашего веками родного pomo. Добавим к этому двусмысленность (двойное кодирование) нашей истории, культуры, повседневной жизни. Мы привыкли казаться, а не быть, думать одно - говорить другое, мы приучены к иносказаниям, скрытым смыслам и значениям во всём и всюду: «Сказка ложь - да в ней намёк». Умный pomo не указывает, а намекает, подсказывает, играет с нами в прятки, заманивает в мир своей игры.
 4. Кухня движения.
Если Вы не любите постмодернизм, то только потому, что не умеете его готовить. 
Можно говорить о двух уровнях постмодернизма. 
 Первый - настоящий, умный, интеллигентный, весёлый и ироничный.
 Второй - суррогатный, фальшивый, поверхностный, неряшливый, балаганно-дурной.
 Первый готовится по заветам отцов-основателей движения - философов и эстетов Г. Маркузе, Р. Вентури, Ч. Дженкса, на основе глубокого изучения теории и критики движения.
 Второй - по кулинарным книгам дешевых рецептур современных популярных архитектурных журналов - «по картинкам», «альбомам с раскрасками» (в лучшем случае).
«Да таких-то картинок - фасадов я за полчаса нарисую не хуже!»
«Всё понятно, раз-два-три: деталь + деталь + деталь + … = деталь + фон + рамочка!»
 Первый - это когда шут играет (делает) короля, второй - когда король становится шутом, пугая зрителя злобными гримасами.
 К сожалению наша «кухня pomo» пока груба и бедна, меню скудно и примитивно, блюда сыроваты или подгорели. Поэтому сейчас даже самый ленивый аналитик современной архитектуры уже успел дать свою пощечину pomo. Мы, пожалуй, повторяем ту же максималистскую (экстремистскую) ошибку в поношении, огульном очернении и издевательстве над постмодернизмом, как фактом нового пришествия буржуазно - мещанского вкуса. «Скромное обаяние буржуазии» в России конца XX века уже превратилось в обильную пищу для анекдотов. Мы повторяем ту же ошибку, что и бравые ремесленники - постмодернисты в отношении модернизма. Абсолютное отрицание - это глупость, дважды глупость. В конце концов, pomo сбил спесь абстрактного модернизма, правда у многих адептов «современной архитектуры» до такой степени, что они потеряли не только веру, но и уважение к себе и к своей профессии.
 Наконец, есть одна несомненная заслуга постмодернизма, - это средовой подход, необходимость поиска компромисса ради гармонии градокомпозиции. Средовой подход, ставший всеобщим и вездесущим.
«Ах, как это мило -
очень хорошо,
Было - и уплыло,
Было - и прошло…
Давайте негромко,
Давайте вполголоса
Давайте простимся с мечтой,
Неделя - другая - 
И мы успокоимся,
Что было - то было, прошло…»

 В заключении этого, почти манифеста, я желаю Вам, уважаемые коллеги удовольствия и пользы от чтения этого издания. Издания, как мне кажется, умного, ироничного, дельного во всех отношениях.

С уважением,
профессор архитектуры Н.Н. Кудряшов.

По материалам сайта http://cih.ru/

Прочитано 4936 раз

 
« Декабрь 2018 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
 
 
 
     
  Наверх © Сайт «Сквозь века» изготовлен студией «ККиПК» 2012 ©